ГЛАВА 4. Едва я коснулась дверной ручки своей комнаты, как дверь распахнулась

Едва я коснулась дверной ручки своей комнаты, как дверь распахнулась, и Афродита схватила меня за запястье.

— Закатывайся скорей! Черт, Зои, ты ковыляешь, как толстуха на костылях! — Она затащила меня в комнату и плотно захлопнула дверь.

— Никакая я не толстуха, и хожу на своих двоих, а вот тебе нужно объяснить мне много чего разного! — парировала я. — Как ты сюда попала? Где Стиви Рей? Когда у тебя опять появилась Метка? Что?… — Град моих вопросов прервал настойчивый стук в окно.

— Во-первых, ты полная идиотка. Это же Дом Ночи, а не средняя школа в Брокен Эрроу! У нас двери не запирают, поэтому ГЛАВА 4. Едва я коснулась дверной ручки своей комнаты, как дверь распахнулась я спокойно зашла в твою комнату. Во-вторых, Стиви Рей здесь.

Афродита порхнула мимо меня к окну. Разинув рот, я смотрела, как она раздвигает шторы и пытается открыть тяжелое окно в свинцовой рлме.

— Эй! Тебя не учили помогать друзьям? — прошипела она.

В полной растерянности я подошла и налегла на раму. Распахнуть окно удалось лишь совместными усилиями.

Я посмотрела вниз с верхнего этажа высоченного каменного строения, больше напоминающего замок, чем жилой корпус студенческого общежития.

Поздняя ночь конца декабря была холодной и пронизывающей, в воздухе чувствовалось приближение дождя. Сквозь темноту и ветки деревьев я разглядела восточную стену Дома Ночи и вздрогнула, но не ГЛАВА 4. Едва я коснулась дверной ручки своей комнаты, как дверь распахнулась от холода: холод Меченые почти не чувствуют, а от самого вида восточной стены, места силы и хаоса.

Афродита тяжело вздохнула и перегнулась через подоконник, пытаясь разглядеть что-то под окном.

— Хватит дурака валять, залезай! Иначе тебя поймают, или того хуже, от сырости мои волосы завьются как каракуль.

Когда над подоконником показалась голова Стиви Рей, я чуть не описалась от неожиданности.

— Привет, Зет! — радостно воскликнула она. — Видишь какие у меня теперь сулер-мега-лазательные таланты!

— Черт, давай же, скорее! — Афродита схватила Стиви Рей за руку и с силой дернула, отчего гостья, как воздушный шар, стремительно влетела в мою комнату ГЛАВА 4. Едва я коснулась дверной ручки своей комнаты, как дверь распахнулась. Афродита проворно захлопнула окно и задернула шторы.

Челюсть мне кое-как удалось подобрать, а вот оторвать глаза от Стиви Рей, которая отряхивала неизменные ковбойские джинсы и заправляла в них рубашку с длинными рукавами — нет.

— Стиви Рей… — наконец выдавила я из себя. — ты что, по стене общаги сюда влезла?

— Ага! — ухмыльнулась Стиви Рей и встряхнула своими короткими светлыми кудряшками, как бесбашенная чирлидерша. — Умереть не встать, я становлюсь невесомой, потом сливаюсь с камнями здания, и — опа!

Она протянула ко мне руки.

«Как Дракула!» — подумала я, но, увидев, как нахмурилась Стиви Рей, поняла, что невольно произнесла это вслух.

— Что «как Дракула ГЛАВА 4. Едва я коснулась дверной ручки своей комнаты, как дверь распахнулась»?

Я тяжело опустилась на краешек кровати и объяснила:

— В книге «Дракула», той самой, Брэма Стокера, Джонатан Харкер рассказывает, как видел Дракулу, который полз, как ящерица, по стене замка.

— Фигня вопрос! Я так тоже могу. Просто ты сказала «как Дракула», и я решила, будто ты считаешь, что я похожа на Дракулу — такого бледного, жуткого, с отвратительными длинными ногтями и мерзкой гривой волос. Ты же так не считаешь, правда?



— Нет, что ты! Ты выглядишь прекрасно! — совершенно искренне заявила я.

Стиви Рей действительно выглядела замечательно, особенно если вспомнить, как она выглядела (а еще пахла и вела себя) всего лишь месяц назад.

Сейчас она снова ГЛАВА 4. Едва я коснулась дверной ручки своей комнаты, как дверь распахнулась походила на Стиви Рей, которую я знала, до того как тело моей любимой подруги отвергло Превращение, и она умерла, но потом каким-то непостижимым образом ожила, став другой — совершенно сломленной и почти полностью утратившей свою человечность.

Как оказалось, подобная участь постигла не ее одну. В старых туннелях, прорытых во время сухого закона под заброшенным вокзалом в центре Талсы, поселилась целая банда ранее умерших и оживших недолеток, и Стиви Рей чуть не стала такой же, как все они — жестокой, полной ненависти и смертельно опасной.

Дарованная Богиней близость с Землей помогла моей подруге частично сохранить душу, но потом и этого оказалось мало ГЛАВА 4. Едва я коснулась дверной ручки своей комнаты, как дверь распахнулась. Капля за каплей Стиви Рей начала утрачивать оставшуюся в ней человечность, и тогда при содействии Афродиты (которая также обладала властью над Землей) я создала магический круг и попросила Никс исцелить мою лучшую подругу.

Богиня откликнулась на мой зов, правда, в процессе исцеления нам всем показалось, что человечность Стиви Рей будет возвращена ценой смерти Афродиты. К счастью, Афродита не умерла, но ее Метка вампира-недолетки исчезла. Зато Метка Стиви Рей целиком закрасилась и расцвела, что означало ее успешное Превращение во взрослого вампира, с небольшой оговоркой.

Метка Стиви Рей стала не ярко-синей, как у всех известных мне ГЛАВА 4. Едва я коснулась дверной ручки своей комнаты, как дверь распахнулась вампиров, а ярко-алой, цвета свежепролитой крови.

— Эй, Земля вызывает Зои! Как слышите? Прием! — Язвительный тон Афродиты оборвал поток моих воспоминаний. — Погляди на свою лучшую подружку. Похоже, мы снова ее теряем!

Я часто- часто заморгала. Погруженная в свои мысли, я смотрела на Стиви Рей, но по-настоящему ее не видела. Моя бывшая соседка стояла в центре комнаты — которая была нашей общей, до того как месяц назад все безвозвратно изменила ее смерть — и озиралась по сторонам полными слез глазами.

— Прости меня, милая, прости! — Я бросилась к Стиви Рей и прижала ее к себе. — Наверное, тебе это так непросто! — Но Стиви Рей напряглась всем ГЛАВА 4. Едва я коснулась дверной ручки своей комнаты, как дверь распахнулась телом, поэтому я отстранилась посмотреть, в чем дело.

Лучше бы не смотрела. От выражения лица Стиви Рей у меня кровь застыла в жилах: слезы на ее лице высохли, и вместо грусти его исказила уже знакомая мне дикая злоба, хотя раньше Стиви Рей почти совсем не злилась. И тут до меня дошло: моя ожившая подруга сейчас была очень похожа на себя до того, как Никс вернула ей человечность. Я невольно сделала шаг назад.

— Стиви Рей, что случилось?

— Где мои вещи? — Ее голос, как и лицо, просто дрожал от ненависти.

Я постаралась сказать как можно деликатнее.

— Вампиры убирают ГЛАВА 4. Едва я коснулась дверной ручки своей комнаты, как дверь распахнулась вещи… умерших недолеток.

— Я не умерла! — Глаза Стиви Рей сузились.

К счастью, подмога в лице Афродиты не заставила себя ждать.

— Эй, кончай психовать! Мы здесь ни при чем! Здесь-то все считают тебя умершей.

— Не волнуйся, Стиви Рей! — быстро вставила я. — Часть твоих вещей мне отдали, и я знаю, где хранится остальное. Ели хочешь, мы все вернем на место.

В тот же миг лютая злоба исчезла — и передо мной. снова стояла моя лучшая подруга.

— Они и мою лампу в виде ковбойского сапога забрали?

— И ее тоже! — кивнула я, с улыбкой глядя на Стиви Рей. Черт, я бы тоже на стенку полезла ГЛАВА 4. Едва я коснулась дверной ручки своей комнаты, как дверь распахнулась, если бы кто-то умыкнул все мое добро!

— А я-то думала, после смерти вкус исправляется, — съязвила Афродита. — Тщетные надежды. Как вижу, его полное у тебя отсутствие бессмертно!

— Афродита, давай полюбезнее! — решительно заявила Стиви Рей.

— Плевать я хотела на тебя и твою деревенскую любезность в стиле Мэри Поппинс, — огрызнулась Афродита.

— Мэри Поппинс жила в Англии и вовсе не в деревне! — назидательно напомнила ей Стиви Рей.

Она была так похожа на себя прежнюю, что я восторженно взвизгнула и снова ее обняла.

— Как же я рада тебя видеть! Ты в порядке?

— Немного непривычно, но в общем — да! — Стиви Рей тоже обняла ГЛАВА 4. Едва я коснулась дверной ручки своей комнаты, как дверь распахнулась меня.

Осторожное «немного непривычно » утонуло в затмившей меня радости. Я была, настолько счастлива видеть ее целой и невредимой, что даже не подумала о том, что у Стиви Рей могли остаться какие-то проблемы. Кроме того, мне в голову пришел другой вопрос.

— Как вы пробрались в кампус, не подняв на уши воителей?

— Зои, тебе явно стоит чаще смотреть на то, что вокруг происходит, — не удержалась Афродита. — Я вошла через главные ворота. О досрочном окончании зимних каникул меня оповестили эсэмэской, как и остальных недолеток. Неферет сняла со школы барьерное заклинание, иначе бы сошла с ума от постоянного воя сирены ГЛАВА 4. Едва я коснулась дверной ручки своей комнаты, как дверь распахнулась. Сама посуди, не школа, а проходной двор — во-первых, недолетки возвращаются с каникул, а во-вторых, прибывают все новые и новые крутые мачо, то есть Сыны Эреба. В скобках замечу, что у многих слюнки текут при виде этих сладких подарков для хороших девочек.

— Хочешь сказать, звук сирены мог сдвинуть Неферет еще дальше по фазе? — уточнила Стиви Рей.

— Твоя правда, крыша у Верховной жрицы давно серьезно едет! — чуть ли не впервые в жизни согласилась со Стиви Рей Афродита. — Но так или иначе, барьерное заклинание не реагирует даже на людей.

— Даже на людей? — непонимающе нахмурилась я. — Откуда ты знаешь?

Тяжело вздохнув, Афродита ГЛАВА 4. Едва я коснулась дверной ручки своей комнаты, как дверь распахнулась медленно провела по лбу тыльной стороной ладони — контур полумесяца на нем размазался и частично стерся.

Я ахнула.

— Черт побери, Афродита, ты… — слова застряли у меня в горле: мой рот просто отказывался это произнести.

— Человек, — холодно и бесстрастно подсказала она.

— Но как… То есть ты уверена?

— Увереннее не бывает!

— Возможно, ты и человек, но явно не обычный, — «успокоила» нас обеих Стиви Рей.

— Что это значит? — спросила я.

— Для меня ровным счетом ничего! — пожала плечами Афродита.

Теперь вздохнула Стиви Рей.

— Тебе повезло, что ты превратилась в человека, а не в Пиноккио, а то нос от вранья вытянулся бы на целую милю! Сколько ГЛАВА 4. Едва я коснулась дверной ручки своей комнаты, как дверь распахнулась можно притворяться?

— Ну вот, опять меня сравнивают с уродцами из детских мультиков! — брезгливо поморщилась Афродита. — И почему я просто не умерла и не отправилась в ад! Там бы меня хоть Диснеем не травили!

— Черт тебя побери, Афродита! Может, объяснишь, что происходит? — закричала я.

— Кажется, придется сдаваться, — с притворным смирением вздохнула Афродита. — А то она начнет говорить нехорошие слова, и нам всем станет стыдно.

— Какая же ты вредина! Надо было слопать тебя, пока я была нежитыо! — бросила Стиви Рей.

— Лучше слопай свою деревенскую мамашу, которая не привила тебе вкус, — посоветовала Афродита. — Неудивительно, что Зои так нужна новая лучшая подруга! От ГЛАВА 4. Едва я коснулась дверной ручки своей комнаты, как дверь распахнулась твоих розовых соплей кого хочешь стошнит.

— Не нужна Зои новая лучшая подруга! — заверещала Стиви Рей, бросаясь к Афродите. На секунду мне показалось, что ее голубые глаза полыхнули жутким красным огнем, который светился в них, когда Стиви Рей была нежитью со всеми вытекающими из этой ипостаси последствиями.

Чувствуя, что моя голова вот-вот лопнет, я встала между ними.

— Афродита, прекрати доводить Стиви Рей!

— Тогда усмири свою придурочную подружку!

Афродита подошла к зеркалу, висевшему над раковиной, достала бумажную салфетку и принялась вытирать со лба остатки размазанного Полумесяца. Хотя она очень натурально изображала безразличие, но я заметила, что у нее дрожат руки ГЛАВА 4. Едва я коснулась дверной ручки своей комнаты, как дверь распахнулась.

Когда я повернулась к Стиви Рей, она снова смотрела на меня чистыми и ясными голубыми глазами.

— Прости, Зет, — виновато улыбнулась она. — Два дня в обществе Афродиты совсем расшатали мне нервы.

Афродита фыркнула и с вызовом взглянула на Стиви Рей.

— Только не начинайте снова! — взмолилась я.

— Как скажешь!

Наши взгляды встретились в зеркале, и мне оказалось, что в глазах Афродиты мелькнул страх. Она тут же демонстративно начала прихорашиваться.

Окончательно растерявшись, я попыталась вспомнить, в какой момент разговор пошел не в ту сторону.

— Стиви Рей, ты сказала, что обычным человеком Афродита не стала. Что это значит? В чем ее необычность? Кроме ГЛАВА 4. Едва я коснулась дверной ручки своей комнаты, как дверь распахнулась привычного невероятно гнусного отношения к окружающим, — добавила я.

— Да умереть не встать! — воскликнула Стиви Рей. — У нее снова начались видения. Разве у обычных людей такое бывает? — Она повернулась к Афродите. — Давай, расскажи Зои!

Афродита отвернулась от зеркала и присела на пуфик у раковины. Не обращая внимания на Стиви Рей, она посмотрела на меня и устало вздохнула.

— Да, меня продолжают преследовать видения. Все такие же жуткие и изматывающие. Какая ирония судьбы, не правда ли? Единственное, что меня напрягало в бытность недолеткой, осталось со мной и в человеческом облике.

Я повнимательнее присмотрелась к Афродите стараясь заглянуть за ее уже ГЛАВА 4. Едва я коснулась дверной ручки своей комнаты, как дверь распахнулась порядком надоевшую маску «адской ведьмы».

Она была бледнее обычного, а черные круги под ее глазами просвечивали даже сквозь толстый слой консилера. У Афродиты был вид человека, повидавшего и хлебнувшего немало горя. Похоже, жуткие, опустошающие душу видения сыграли в этом не последнюю роль. Не удивительно, что она вела себя как последняя стерва, а я идиотка, что раньше этого не заметила.

— Что было в тех видениях? — осторожно спросила я.

Афродита встретилась со мной взглядом и на секунду опустила железный занавес надменности и высокомерия, которым окружила себя как щитом. На ее красивом юном лице лежала печать страха и безысходности. Дрожащей рукой Афродита убрала за ухо ГЛАВА 4. Едва я коснулась дверной ручки своей комнаты, как дверь распахнулась белокурую прядь.

— Я видела, как вампиры убивают людей, а люди в отместку уничтожают вампиров. Видела мир, полный жестокости, ненависти и мрака. Во мраке я видела чудовищ, таких ужасных, что не разобрала, кто это такие. Я… я даже смотреть на них не могла! И в конце я увидела, как рушится мир! — Измученный голос Афродиты полностью соответствовал выражению ее лица.

— Расскажи ей остальное! — попросила Стиви Рей, когда Афродита сделала паузу, и я удивилась неожиданной мягкости, прозвучавшей в голосе подруги. — Расскажи, почему так случилось.

Каждое слово Афродиты острым осколком вонзилось мне в сердце.

— Всему виной была твоя смерть, Зои. Все ГЛАВА 4. Едва я коснулась дверной ручки своей комнаты, как дверь распахнулась погибло, когда погибла ты.


documentbcdmypt.html
documentbcdngab.html
documentbcdnnkj.html
documentbcdnuur.html
documentbcdocez.html
Документ ГЛАВА 4. Едва я коснулась дверной ручки своей комнаты, как дверь распахнулась